Банковские дискуссии 01 февраля 2018

ВС РФ: дело о действующем долге банкрота

Может ли человек, признанный банкротом, остаться должным государству и банку? В непростом вопросе разбирался Верховный суд.

Ю. Зиборов прошёл процедуру банкротства, его имущество было реализовано (кредиторы получили чуть больше 10 тысяч рублей), однако суд Орловской области не освободил мужчину от исполнения обязательств. На тот момент он оставался должным 52,8 миллиона рублей налоговикам, 16,1 миллиона рублей – Ланта-Банку, почти 8 миллионов рублей – Банку развития и модернизации промышленности. Совокупная задолженность составила почти 77 миллионов рублей.

Отказывая мужчине в аннулировании долга, суды исходили из следующего. В ходе банкротства он указал, что работает в ООО «Трест», о должностях руководителя в ООО «Стела» и «Ирида» он умолчал, поэтому деньги, полученные в качестве зарплаты, не попали в общую конкурсную массу должника.

К тому же долг перед ФНС возник задолго до банкротного дела вследствие уклонения от уплаты налогов: в 2002-2003 годах мужчина задекларировал ложный доход, скрыв его часть, в чём был уличён и обвинён (суд приговорил к выплате штрафа 28.04.2009 года). Однако Зиборов ни штраф, ни налоги Зиборов не выплатил.

Ланта-Банк заявил, что мужчина получил кредит по фиктивным документам и не имел цель его возвращать. Другими словами, он действовал с умыслом против закона.

С требованием освободить его от непомерных обязательств Зиборов дошёл до арбитража Центрального округа. От восьмимиллионного долга суд его освободил, по остальным – отправил дело на новое рассмотрение, указав, что преднамеренный обман Ланта-Банка не был доказан, а срок принудительного взыскания задолженности перед бюджетом не проверен.


Верховный суд: банкротство дело добросовестных

Несогласные с решением арбитражного суда кредиторы обратились в Верховный суд. Тройка под председательством И. Разумова подчеркнула, что цель банкротства – это социальная реабилитация гражданина и предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения. В свете этого законодатель предъявляет повышенные требования к добросовестности такого гражданина и требует взаимодействовать с судом открыто.

Зибров же умышленно скрыл информацию о том, что занимает должности руководителя в двух организациях, то есть не представил достоверную информацию о доходе, что уже само по себе не позволяет применить к нему правила об освобождении от исполнения обязательств.

Также ВС РФ разъяснил, что возможность принудительного взыскания в пользу бюджета определена вступившим в силу определением суда первой инстанции, поэтому исследовать этот вопрос повторно в рамках того же дела невозможно. Что же касается банковского долга, то тот же районный суд признал право его истребовать, действуя в рамках ГК РФ, в котором сказано, что поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если гражданин очевидно уклоняется от добросовестного поведения.

Верховный суд «засилил» решение апелляции, отменив определение арбитража.